Антиисковой запрет

Антиисковой запрет

Такой запрет налагается арбитражным судом субъекта Российской Федерации по месту нахождения российского юридического лица – заявителя (пункт 1 статьи 248.2 АПК РФ).

Согласно пункту 2 части 3 статьи 248.1, статье 248.2 АПК РФ, российское юридическое лицо, в отношении которого иностранное государство, государственное объединение и (или) союз и (или) государственное (межгосударственное) учреждение иностранного государства или государственного объединения и (или) союза (далее – иностранные публично-правовые образования) применили меры ограничительного характера, по спорам со своим участием имеет право на антиисковой запрет в отношении лица, инициировавшего разбирательство в иностранном суде, международном коммерческом арбитраже, находящихся за пределами территории Российской Федерации.

Что указать в заявлении?

В заявлении об антиисковом запрете помимо прочего в обязательном порядке указываются обстоятельства, подтверждающие исключительную компетенцию арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению спора (пункт 4 части 2 статьи 248.2 АПК РФ).
В соответствии с частью 2 статьи 247 АПК РФ арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают экономические споры и другие дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью с участием иностранных лиц и отнесенные в соответствии со статьями 248 и 248.1 АПК РФ к их исключительной компетенции.

Санкции США как основания для признания третейской оговорки недействительной

Компетенция судов РФ

Вопросы исключительной компетенции российских арбитражных судов по спорам с участием лиц, в отношении которых иностранные публично-правовые образования применили меры ограничительного характера, урегулированы статьей 248.1 АПК РФ. Согласно части 1 этой статьи отсутствие между сторонами арбитражного соглашения (арбитражной оговорки) относит спор между ними к исключительной компетенции российских арбитражных судов. 

В то же время согласно части 4 этой статьи к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации относятся также и дела, если подобное соглашение не исполнимо по причине применения в отношении одного из лиц, участвующих в споре, мер ограничительного характера иностранным публично-правовым образованием, создающим такому лицу препятствия в доступе к правосудию. По смыслу названной нормы само по себе применение мер ограничительного характера уже создает российской стороне препятствия в доступе к правосудию, в силу чего для перевода спора под юрисдикцию российских арбитражных судов достаточно ее одностороннего волеизъявления, выраженного в процессуальной форме.

Доказывание влияния ограничительных мер

Процессуальный закон дополнен статьями 248.1 и 248.2 Федеральным законом от 08.06.2020 N 171-ФЗ “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в целях защиты прав физических и юридических лиц в связи с мерами ограничительного характера, введенными иностранным государством, государственным объединением и (или) союзом и (или) государственным (межгосударственным) учреждением иностранного государства или государственного объединения и (или) союза”. Из пояснительной записки к проекту данного федерального закона следует, что цель принятия указанных норм заключалась в установлении гарантий обеспечения прав и законных интересов отдельных категорий граждан Российской Федерации и российских юридических лиц, в отношении которых недружественными иностранными государствами были введены меры ограничительного характера, поскольку подобные меры фактически лишают их возможности защищать свои права в судах иностранных государств, международных организациях или третейских судах, находящихся за пределами территории Российской Федерации.

Таким образом, из системного толкования приведенных правовых норм и с учетом целей законодательного регулирования следует, что сам по себе факт введения в отношении российского лица, участвующего в споре в международном коммерческом арбитраже, находящихся за пределами территории Российской Федерации, мер ограничительного характера, предполагается достаточным для вывода об ограничении доступа такого лица к правосудию.

Ограничительные меры имеют, во-первых, личный характер, т.е. адресованы конкретному лицу персонально, а в во-вторых, публичный характер, то есть общеобязательны и основаны на силе и авторитете публичной государственной власти. Введение иностранными государствами ограничительных мер (запретов и персональных санкций) в отношении российских лиц поражает их в правах как минимум репутационно и тем самым заведомо ставит их в неравное положение с иными лицами. В таких условиях вполне оправданны сомнения в том, что спор с участием лица, находящегося в государстве, применившем ограничительные меры, будет рассмотрен на территории иностранного государства, также применившего ограничительные меры, с соблюдением гарантий справедливого судебного разбирательства, в том числе касающихся беспристрастности суда, что составляет один из элементов доступности правосудия.

Доводы о невозможности исполнения подобного запрета

Наличие антиискового запрета на продолжение разбирательства обязывало бы сторону предпринять активные меры по его исполнению, влекущие прекращение разбирательства, например, отказаться от иска.

Действительно, по общему правилу такое процессуальное поведение, как правило, влечет невозможность последующего обращения в юрисдикционный орган с тождественным иском. Однако, поскольку в данном случае отказ от иска осуществлялся бы истцом под принуждением судебного распоряжения, то негативные последствия такого отказа не должны препятствовать ему обратиться за судебной защитой в российский суд.

Налагаемый в рамках обеспечительных мер запрет, актуален и эффективен лишь до того момента, пока эти действия не совершены.

Требование, направленное на запрет истцу осуществлять определенные действия, носит превентивный характер.

Подобный запрет, как, например, запрет, налагаемый в рамках обеспечительных мер, актуален и эффективен лишь до того момента, пока эти действия не совершены. После их совершения наложение судебного запрета утрачивает возможность исполнения, не дает заявителю судебной защиты и, как следствие, теряет какой-либо смысл.

Присуждение денежной суммы на случай неисполнения судебного запрета (часть 10 статьи 248.2 АПК РФ) также не даст должного правового эффекта, поскольку взыскание осуществляется с истца только в случае неисполнения им судебного запрета.

Related Posts