Возможность применения статьи 11 ФЗ «О защите конкуренции» к биржевым торгам и о полномочиях ФАС России по контролю за соблюдением Закона о защите конкуренции на биржевых торгах

Антимонопольные юристы доводят до сведения, что возможность применения статьи 11 ФЗ «О защите конкуренции» к биржевым торгам и о полномочиях ФАС России по контролю за соблюдением Закона о защите конкуренции на биржевых торгах.

Приказом ФАС России № 174/19 от 13.12.2019 возбуждено дело № 1-11-13/00-22-19 по признакам нарушения АО «Солид-товарные рынки» пунктов 1, 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции; создана Комиссия по рассмотрению дела о
нарушении антимонопольного законодательства.

Определением ФАС России от 25.02.19 дело № 1-11-13/00-22-19 о нарушении антимонопольного законодательства назначено к рассмотрению.

Из определения Комиссии ФАС России от 25.02.19 о назначении к рассмотрению дела № 1-11-13/00-22-19 следует, что ФАС России при осуществлении контроля за соблюдением требований антимонопольного законодательства, выявлены признаки заключения и участия АО «Солидтоварные рынки» и ООО «А-ОЙЛ» в ограничивающем конкуренцию соглашении, которое выразилось в реализации единой стратегии поведения в ходе биржевых торгов АО «СПбМТСБ» в секции «Нефтепродукты» в период с 01.01.2018 по 31.12.2018, что привело к поддержанию и повышению цен в ходе биржевых торгов по основной сессии в секции «Нефтепродукты» в 2018 году, а также могло привести к установлению цен по внебиржевым сделкам на
товарном рынке.

Согласно пункту 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 года № 331, Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий, в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги), рекламы, контролю за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения
обороны страны и безопасности государства, контролю (надзору) в сфере государственного оборонного заказа, в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и в сфере закупок товаров,
работ, услуг отдельными видами юридических лиц, а также по согласованию применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей).

В силу пунктов 1, 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, или между хозяйствующими субъектами, осуществляющими приобретение товаров на
одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести, в том числе, к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок; повышению, снижению или поддержанию цен на
торгах.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган в пределах своих полномочий возбуждает и рассматривает дела о нарушении антимонопольного законодательства, принимает по результатам их рассмотрения решения и выдает предписания.

Пунктами 12, 13 статьи 44 Закона о защите конкуренции предусмотрено, что в случае принятия решения о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган издает приказ о возбуждении дела и создании комиссии.

В течение пятнадцати дней со дня издания приказа о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства и создании комиссии председатель комиссии выносит определение о назначении дела к рассмотрению и направляет копии
определения лицам, участвующим в деле.

Таким образом, ФАС России является уполномоченным органом по осуществлению контроля за действиями хозяйствующих субъектов на предмет соблюдения последними антимонопольного законодательства при участии на торгах. При обнаружении признаков нарушения антимонопольного законодательства в рамках указанных действий ФАС России вправе принять решение о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

При этом подлежит отклонению как не основанный на нормах права довод о том, что организованные торги не подпадают под сферу контроля антимонопольного органа.

Согласно части 4 статьи 447 Гражданского кодекса Российской Федерации торги (в том числе электронные) проводятся в форме аукциона, конкурса или в иной форме, предусмотренной законом.

Организованные торги относятся к иной форме, вопросы проведения которых регулируются, в том числе Федеральным законом «Об организованных торгах», Федеральным законом «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации».

Положениями норм Закона о защите конкуренции, Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Федерального закона «Об организованных торгах», Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не предусмотрено, что организованные торги в части неправомерного поведения, нарушающего нормы антимонопольного законодательства, участвующих в них хозяйствующих субъектов, изъяты как из-под сферы действия Закона о защите конкуренции, так и из полномочий антимонопольного органа по контролю за соблюдением норм антимонопольного законодательства, в том числе при организации и проведении указанного вида торгов.

При этом нарушения антимонопольного законодательства в части ограничений, установленных статьей 11 Закона о конкуренции, не исключают возможности одновременной квалификации соответствующих действий хозяйствующих субъектов в качестве нарушений положений статьи 5 Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Полномочия Центрального банка Российской Федерации в указанной сфере, установленные статьей 25 Федерального закона «Об организованных торгах», главой 3 Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации», не предусматривают контроль за соблюдением антимонопольного законодательства при проведении организованных торгов, что, как указывалось выше, является исключительным правом ФАС России.

Таким образом, вывод о наличии у ФАС России полномочий по выявлению признаков нарушения антимонопольного
законодательства на организованных торгах является законным и обоснованным.

Вместе с тем, ошибочным является вывод о том, что к АО «Солид-товарные рынки» и ООО «А-Ойл» не применимы положения пунктов 1, 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции в силу того, что указанные лица не являются хозяйствующими субъектами-конкурентами.

Лица, подавшие заявку на участие в торгах и участвующие в них, могут быть признаны участниками антиконкурентного соглашения, запрещенного пунктом 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции.

Согласно части 5.1 статьи 45 Закона о защите конкуренции при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган проводит анализ состояния конкуренции в объеме, необходимом для принятия решения о наличии или об отсутствии нарушения антимонопольного законодательства.

Таким образом, факт наличия конкурентных отношений устанавливается антимонопольным органом при проведении анализа состояния конкуренции, т.е. при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства, а не до его возбуждения.

Является необоснованным и вывод о несоответствии обжалуемого определения о назначении дела о нарушении антимонопольного законодательства к рассмотрению требованиям статьи 44 Закона о защите конкуренции.

В соответствие с пунктом 3 части 14 статьи 44 Закона о защите конкуренции определение о назначении дела о нарушении антимонопольного законодательства к рассмотрению должно содержать описание выявленных признаков нарушения антимонопольного законодательства, доказательств, фактических и иных обстоятельств, которые свидетельствуют об их наличии.

Ссылаясь на то, что в определении от 25.02.2019 не указано в каком порядке осуществлен контроль и что послужило основанием для принятия решения о наличии в действиях АО «Солид-товарные рынки» и ООО «А-ОЙЛ» признаков нарушения Закона о защите конкуренции, доказательства нарушения закона в документах не перечислены, фактические обстоятельства дела не приведены, суды противоречат ими же установленным обстоятельствам о том, что из определения Комиссии ФАС России от 25.02.19 о назначении к рассмотрению дела № 1-11-13/00-22-19 следует, что ФАС России при
осуществлении контроля за соблюдением требований антимонопольного законодательства, выявлены признаки заключения и участия АО «Солидтоварные рынки» и ООО «А-ОЙЛ» в ограничивающем конкуренцию соглашении, которое выразилось в реализации единой стратегии поведения в ходе биржевых торгов АО «СПбМТСБ» в секции «Нефтепродукты» в период с
01.01.2018 по 31.12.2018, что привело к поддержанию и повышению цен в ходе биржевых торгов по основной сессии в секции «Нефтепродукты» в 2018 году, а также могло привести к установлению цен по внебиржевым сделкам на товарном рынке.

Также из положений Закона о защите конкуренции не следует, что неуказание каких-либо сведений в определении о назначении дела о нарушении антимонопольного законодательства к рассмотрению является существенным нарушением и само по себе служит основанием для признания его незаконным.

Логотип арбитражных юристов

Related Posts