Генеральный директор может повлиять на основное банкротство через субсидиарную ответственность


Повлиять на банкротство через субсидиарную ответственность. Как это сделать директору? Все просто. Директор, привлекаемый к субсидиарной ответственности может своими действиями повлиять на основное дело о банкротстве.

Это логично и правильно – говорит Жуков Алексей. Теперь подробнее.

В рамках дела о банкротстве должника директор обратился в суд с жалобой на действия (бездействие) его конкурсного управляющего.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, оставленным без изменения постановлениями Тринадцатого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Северо-Западного округа жалоба возвращена заявителю.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области должник признан несостоятельным (банкротом), в его отношении открыто конкурсное производство, конкурсный управляющий утвержден (далее – конкурсный управляющий).
Впоследствии конкурсный управляющий должником обратился в суд с заявлением, зарегистрированным судом, о привлечении
к субсидиарной ответственности и взыскании солидарно в пользу должника 48 121 574 рубля.

В суд поступила жалоба директора на действия (бездействие) конкурсного управляющего должником с заявлением о взыскании с него убытков, вызванных ненадлежащим формированием конкурсной массы должника (невзысканием дебиторской задолженности, подтвержденной судебными актами), а также незаконным уменьшением конкурсной массы ввиду необоснованного привлечения специалистов и превышения лимитов выплат лицам, привлеченным арбитражным управляющим для своей деятельности.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области жалоба директора возвращена
заявителю.
Возвращая жалобу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 34, 35 и 61.15 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), позицией, изложенной в пунктах 14 и 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», исходил из того, что директор не относится к числу лиц, имеющих право подавать соответствующую жалобу.

Суд указал, что лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, наделено правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Суды апелляционной инстанции и округа поддержали данные выводы суда первой инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.
В части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации закреплено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
В силу пункта 1 статьи 61.15 Закона о банкротстве лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несёт обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчик по этому заявлению.
В соответствии с пунктом 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включённых в реестр требований кредиторов должника, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

На правовое положение контролирующего лица в связи с этим влияют два ключевых обстоятельства: 1) совокупный размер требований кредиторов к должнику и 2) объём конкурсной массы.

Разница между двумя названными величинами и составляет размер ответственности контролирующего лица.
Соответственно, контролирующему лицу должны быть предоставлены полномочия тем или иным образом влиять на две указанные величины, так как они ему объективно противопоставляются.

В настоящем случае судами установлено и подтверждается самим заявителем, что в определенный период директор являлся генеральным директором должника, контролирующим его деятельность.

В своей жалобе на действия (бездействие) конкурсного управляющего должником директор руководствуясь положениями статей 20.3 и 129 Закона о банкротстве, ссылается на неисполнение управляющим как конкурсным управляющим своей обязанности по взысканию дебиторской задолженности и на необоснованное расходование конкурсной массы, которые, по мнению заявителя, привели к нарушению законодательства о несостоятельности ввиду утраты возможности пополнения конкурсной массы должника, а также к убыткам на стороне должника.

Поскольку последствия подобных нарушений может нести директор как контролирующее должника лицо путём привлечения его к субсидиарной ответственности, заявитель при обращении в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего правомерно исходил из своей заинтересованности в должном формировании и расходовании конкурсной массы.

Контролирующее должника лицо, выбрав активную защиту своих прав в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишено возможности на обращение в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего должником со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банкротстве в соответствии с положениями статьи 34 Закона о банкротстве.

Доказанность наличия причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) конкурсного управляющего и убытками на стороне должника и его кредиторов, приведёт к взысканию с конкурсного управляющего в конкурсную массу должника денежных средств, что, как следствие, приведёт к уменьшению размера возможной субсидиарной ответственности директора.

Иного способа защиты у контролирующего должника лица в рассматриваемом случае не имеется.

Логотип арбитражных юристов