Генеральный директор не исполнил обязанность по подаче заявления о банкротстве. Можно ли привлечь его к субсидиарной ответственности?

Юрист Москва с опытом
Управляющий партнер Джей энд Кей Лоерз

Рассмотрим пример от наших юристов по субсидиарной ответственности — с момента создания должника и до возбуждения дела о его банкротстве Физлицо 1 являлось единственным участником и руководителем должника.

В связи с ненадлежащим исполнением должником обязательств по договору подряда решением Арбитражного суда города Москвы с контролируемой Физлицом 1 организации в пользу общества взысканы 6 461 273 рубля 58 копеек.
Указанное судебное решение вступило в законную силу.
Поскольку должник не исполнил вступивший в законную силу судебный акт, общество 22.08.2017 обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании его банкротом.
Определением суда первой инстанции возбуждено производство по делу о банкротстве должника.

Впоследствии определением того же суда от 14.12.2017 производство по данному делу прекращено из-за отсутствия средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства (абзац восьмой пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве).
Полагая, что имеется предусмотренное Законом о банкротстве основание для привлечения Физлица 1 к субсидиарной ответственности по обязательствам контролируемого им должника (за неисполнение обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о банкротстве должника), общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с соответствующим требованием.

Размер ответственности определен обществом в сумме, взысканной решением Арбитражного суда города Москвы — 6 461 273 рубля 58 копеек.

Удовлетворяя заявление общества на основании статьи 61.12 Закона о банкротстве, суд первой инстанции исходил из того, что Физлицо 1 в силу статьи 9 этого Закона должен был инициировать процесс банкротства должника в течение месяца после вступления в законную силу судебного решения по делу, то есть не позднее 01.06.2015, чего он не сделал.
С выводами суда первой инстанции согласились суды апелляционной инстанции и округа.
Между тем судами не учтено следующее.
Как полагает общество, правонарушение, с которым оно связывает необходимость привлечения физлица 1 к субсидиарной ответственности по обязательствам, вытекающим из договора подряда, заключается в неисполнении обязанности по обращению в суд с заявлением о признании банкротом подконтрольной ему организации.

Исходя из положений статьи 10 ГК РФ руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно по отношению к такой группе лиц как кредиторы. Это означает, что он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им, в том числе в получении необходимой информации.
Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения. Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

Исходя из этого в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, действовавшем ранее, статье 61.12 Закона о банкротстве, действующей в настоящее время, законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых он должен был публично сообщить в силу Закона, подав заявление о несостоятельности, и негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом, явно неспособному передать встречное исполнение. Субсидиарная ответственность такого руководителя ограничивается объемом обязательств перед этими обманутыми кредиторами, то есть объемом обязательств, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.
В рассматриваемом случае, суды установили, что Физлицо 1 должно было инициировать процесс банкротства должника. На иной период возникновения обязанности по подаче в суд заявления о несостоятельности должника общество не ссылалось и соответствующие обстоятельства не доказывало.
При таких обстоятельствах у судов не имелось оснований для возложения на Физлицо 1 субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве по обязательствам должника, вытекающим из договора подряда, заключенным ранее.

Требование о привлечении к субсидиарной ответственности по каким-либо другим обязательствам должника или по основанию, связанному с доведением должника до банкротства, общество на разрешение суда не передавало, такого рода обстоятельства не приводило и не обосновывало.
С учетом изложенного требование общества, исходя из сформулированных им сами оснований и предмета заявления, не подлежало удовлетворению.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Физлица 1.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 21.10.2019 N 305-ЭС19-9992 по делу N А40-155759/2017

Логотип арбитражных юристов