Недобросовестное поведение подрядчика в отношении государственного заказчика.

Строительные юристы Джей энд Кей Лоерз выпускают обзор определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 11.03.2020 N 303-ЭС19-21127 по делу N А73-16916/2018, в котором разбирается недобросовестное поведение подрядчика в отношении государственного заказчика.

Профайл эксперта

Данное определение интересно тем, что Верховный суд РФ разглядел в действиях подрядчика как профессионального участника правоотношений в сфере выполнения строительных работ недобросовестное поведение в отношении государственного заказчика.

 

По договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену (пункт 1 статьи 740 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 763 ГК РФ подрядные строительные работы (статья 740), проектные и изыскательские работы (статья 758), предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

По государственному или муниципальному контракту на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату (пункт 2 статьи 763 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 746 ГК РФ оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда.

Если цена контракта является твердой и включает в себя стоимость не только выполнения работ, но и всех иных затрат и издержек, в том числе затрат на транспортировку рабочих, стоимость используемых материалов, оборудования, то это не противоречит пункту 1 статьи 745 ГК РФ.

Стороны контракта согласовали объем выполняемых работ, определенных в Технической части.

Например, в сметной стоимости по контракту были согласованы затраты подрядчика, связанные с перевозкой грузов на расстояние до 30 км включительно.

Однако ввиду отсутствия в пределах 30 км от объекта строительства организаций-поставщиков строительных материалов подрядчиком понесены дополнительные затраты, связанные с доставкой материальных ресурсов на объект строительства из других населенных пунктов за пределами этого расстояния.

Суды поддержат позицию подрядчика о наличии у него дополнительных затрат на доставку строительных материалов из удаленных от объекта строительства регионов, например ссылаясь также на ошибку в сметной документации при расчете транспортных затрат и исходя из расстояния до 30 км, и отсутствие на момент заключения контракта у подрядчика информации о формировании заказчиком в сметах стоимости перевозимых материалов.

Между тем суды, принимают во внимание выполнение подрядчиком дополнительных работ и необходимость их оплаты, но по сметным расценкам, отличным от предусмотренных аукционной документацией, представив иные сметные расчеты и сводный сметный расчет транспортных затрат на сумму иска.

При этом работы по выставленным заказчику актам по форме КС-2, КС-3 по расценкам, установленным в локальных сметных расчетах в соответствии с условиями заключенного контракта, полностью оплачены заказчиком.

При указанных обстоятельствах и с учетом условия контракта о твердой цене, включающей все расходы на строительство объекта, суды не учли, что закрепленная в контракте стоимость согласованных работ не должна соотноситься с фактическими расходами победителя торгов на выполнение конкретных работ.

Суд кассационной инстанции счел возможным сослаться при этом на пункт 12 “Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд”, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017 (далее – Обзор по Закону N 44-ФЗ).

В указанном пункте содержится указание на то, что с учетом положений статьи 8, части 5 статьи 24 Закона N 44-ФЗ увеличение объема работ по государственному (муниципальному) контракту, в том числе когда такое увеличение превышает 10% от цены или объема, предусмотренных контрактом, допустимо исключительно в случае, если их невыполнение грозит годности и прочности результата выполняемой работы. К дополнительным работам, подлежащим оплате заказчиком, также могут быть отнесены исключительно те работы, которые исходя из имеющейся информации на момент подготовки документации и заключения контракта объективно не могли быть учтены в технической документации, но должны быть произведены, поскольку без их выполнения подрядчик не может приступать к другим работам или продолжать уже начатые либо ввести объект в эксплуатацию и достичь предусмотренного контрактом результата.

Между тем заказчик при рассмотрении дела указывал на то, что аукционная документация была в полном объеме размещена на сайте, в том числе и сметный расчет стоимости работ по реконструкции объекта, который произведен с использованием Федеральных единичных расценок на материалы, изделия и конструкции, применяемых в строительстве, утвержденных приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ N 31/пр от 30.01.2014 (далее – Федеральные расценки), в локальных сметных расчетах, размещенных на сайте, указаны шифры и номера позиций нормативов, которые применены при расчетах.

Сметная документация по контракту получила положительное заключение Федерального автономного учреждения “Главное управление государственной экспертизы” в лице Хабаровского филиала о достоверности сметной стоимости.

Со сметными расчетами, произведенными на основании Федеральных расценок, как указывал заказчик, подрядчик был ознакомлен до заключения контракта, и как профессиональный участник в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд, он не мог не знать, каким образом сформирована цена контракта. Из изложенного следует, что до заключения контракта подрядчику было известно об условиях его исполнения.

Кроме того, суды, признавая заказчика неправомерно уклонившимся от заключения дополнительного соглашения об увеличении цены контракта, не проверили при этом должным образом наличие для этого оснований и не учли, что спорные отношения возникли в связи с исполнением государственного контракта, заключенного в соответствии с правилами Закона N 44-ФЗ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 34 Закона N 44-ФЗ при заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок его исполнения, при исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей и статьей 95 названного Федерального закона.

Согласно пункту 1 статьи 95 Закона N 44-ФЗ изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта допускается только при одновременном соблюдении в том числе следующих условий: если возможность изменения условий контракта была предусмотрена документацией о закупке и контрактом; при снижении цены контракта без изменения предусмотренных контрактом количества товара, объема работы или услуги, качества поставляемого товара, выполняемой работы, оказываемой услуги и иных условий контракта; если по предложению заказчика увеличиваются предусмотренные контрактом (за исключением контракта, предметом которого является выполнение работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту, сносу объекта капитального строительства, проведению работ по сохранению объектов культурного наследия) количество товара, объем работы или услуги не более чем на 10% или уменьшаются предусмотренные контрактом количество поставляемого товара, объем выполняемой работы или оказываемой услуги не более чем на 10%.

Законом N 44-ФЗ предусмотрены ограничения для изменения цены контракта. Данные ограничения установлены как для подрядчика, так и для заказчика и обусловлены тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия заранее и победитель определяется исходя из предложенных им условий.

Подтверждение наличия оснований, предусмотренных непосредственно пунктом 1 статьи 95 Закона N 44-ФЗ, а также условиями контракта, в судебных актах отсутствует, указание на выполнение подрядчиком дополнительного объема работ является недостаточным.

Более того, контрактом была предусмотрена возможность его изменения только по соглашению сторон, все изменения и дополнения подлежали оформлению в письменном виде путем подписания сторонами дополнительных соглашений к контракту, являющихся его неотъемлемой частью. Это правило, по мнению судебной коллегии, применимо к изменению твердой цены контракта, являющейся существенным его условием.

Однако суды, придя к выводам о том, что заказчик не возражал на превышение указанной в контракте цены работы, от исполнения контракта не отказался, своим поведением фактически одобрил выполнение подрядчиком дополнительного объема работ, а от заключения дополнительного соглашения к контракту и увеличения цены работ уклонился, не учли предусмотренный контрактом порядок изменения его условий. Подтверждением одобрения заказчика на изменение условий контракта могло быть только явное и утвердительное его согласие на увеличение стоимости контракта.

Напротив, письмом от 24.08.2018 N 5235-9 учреждение в адрес общества сообщает о невозможности оформить дополнительное соглашение об изменении цены контракта, ссылаясь на положения Закона N 44-ФЗ и аукционную документацию, не предусматривающих изменение существенных условий контракта по предложенным истцом обстоятельствам.

Таким образом, суды не приняли также во внимание организационно-правовой статус ответчика как государственного казенного учреждения, закупочная деятельность которого строго регламентирована Законом N 44-ФЗ, запрещающим заключать дополнительные соглашения в отсутствие на то законных оснований.

Закон N 44-ФЗ регулирует отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок (часть 1 статья 1).

Целью правового регулирования осуществления закупок для государственных или муниципальных нужд является эффективное, зачастую экономное расходование бюджетных средств.

Суд округа при разрешении спора принял во внимание, что созданный подрядчиком результат по контракту используется в деятельности заказчика, у него имеется потребительская ценность, в связи с чем при отсутствии согласия заказчика и заключенного дополнительного соглашения формальный отказ в иске со ссылкой на несоблюдение требований законодательства о контрактной системе недопустим.

Указанный довод противоречит положениям пункта 1 статьи 95 Закона N 44-ФЗ и разъяснениям, изложенным в пункте 20 Обзора по Закону N 44-ФЗ, где указано, что, по общему правилу, поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

Названный подход сформирован ранее Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 28.05.2013 N 18045/12 и распространяется как на случаи, когда государственный контракт заключен вовсе в отсутствие закупочных процедур, так и на случаи, когда стороны контракта превысили согласованные объем и/или цену контракта в нарушение требований закона о допустимых изменениях контракта.

Исключение из правила пункта 20 Обзора по Закону N 44-ФЗ составляют отдельные случаи, которые прямо названы в статье 95 Закона N 44-ФЗ как допускающие изменение контракта, а также отраженные в судебной практике, в частности в п. п. 21 – 24 Обзора по Закону N 44-ФЗ.

Указывая, что выполнение подрядчиком дополнительных работ отвечало интересам заказчика для обеспечения годности и прочности результата работ, а также во избежание значительных затрат заказчика, в связи с чем он даже не приостанавливал выполнение работ, суды не дали оценку тому, что, по существу, подрядчик под дополнительными работами называл услуги по транспортировке, входящие в предмет контракта, учтенные в технической документации, а не какие-либо иные, не предусмотренные контрактом. В связи с этим вывод суда кассационной инстанции о том, что без выполнения указанных работ подрядчик не может приступать к другим работам либо ввести объект в эксплуатацию и достичь предусмотренного контрактом результата, является не бесспорным.

При этом, учитывая наличие, по мнению подрядчика, существенных отступлений от условий контракта, он был вправе поставить вопрос о целесообразности и порядке продолжения выполнения работ.

В соответствии с пунктом 3 статьи 743 ГК РФ подрядчик при неполучении от заказчика ответа на свое сообщение в течение десяти дней, если законом или договором строительного подряда не предусмотрен для этого иной срок, обязан приостановить соответствующие работы с отнесением убытков, вызванных простоем, на счет заказчика.

Согласно письму подрядчика он предупредил заказчика о том, что ему необходимо выполнить дополнительные работы по доставке материалов, находящихся на расстоянии 493 – 740 км от места строительства, просил дать согласие в 3-дневный срок на их выполнение, а в случае неполучения ответа в этот срок, он будет расценивать это как согласие заказчика на их выполнение.

Между тем в отсутствие ответа заказчика, работы подрядчиком приостановлены не были, но неполучение ответа нельзя считать одобрением их выполнения.

Подрядчик, не выполнивший обязанности по приостановлению работ, лишается права требовать от заказчика оплаты выполненных им дополнительных работ и возмещения вызванных этим убытков, если не докажет необходимость немедленных действий в интересах заказчика, в частности в связи с тем, что приостановление работ могло привести к гибели или повреждению объекта строительства (пункт 4 статьи 743 ГК РФ).

Указав на непрерывность технологического процесса заливки бетона как на необходимость немедленных действий, суд апелляционной инстанции не дал оценки тому, что эти особенности производства были известны подрядчику как профессиональному участнику правоотношений в сфере выполнения строительных работ, принявшему на себя обязанности по строительству этого объекта, и не должны носить неожиданный характер. Более того, как указывал заказчик при рассмотрении дела, вспомогательные конструкции для строительства объекта, арматурные каркасы, бетон и другие материалы доставлялись непосредственно на место строительства до начала работ, в связи с чем выполнение подрядчиком работ по транспортировке нельзя считать как имеющих немедленный характер и предотвращающих гибель или повреждение объекта.

Логотип арбитражных юристов

 

Related Posts