Взыскание убытков с генерального директора в связи с непринятием мер по возмещению НДС и взысканию дебиторской задолженности.

Взыскание убытков с генерального директора в связи с непринятием мер по возмещению НДС и взысканию дебиторской задолженности – это отличный способ привлечь к субсидиарной ответственности.

Юридическое лицо признано несостоятельным, назначен арбитражный управляющий.

Руководителями юридического лица являлись следующие лица: в период с 20.10.2008 по 29.06.2010 – ЗАО ******, в период с 30.06.2010 по 14.12.2011 – ******.; в период с 15.12.2011 по 08.12.2015 – ********.
Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь ст. ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ); ст. 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве); разъяснениями, данными в п. 53 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35, пришли к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований, в связи с чем взысканы убытки.

Согласно п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в суд от имени должника иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника.
В соответствии с п. 53 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 “О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве” с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим (п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве), а также о возмещении убытков, причиненных должнику – юридическому лицу его органами (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 71 ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах”, ст. 44 – ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве. Лица, в отношении которых подано заявление о возмещении убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве, связанные с рассмотрением названного заявления, включая право обжаловать судебные акты.

По результатам рассмотрения такого заявления выносится определение, на основании которого может быть выдан исполнительный лист.

Исходя из содержания п. 3 ст. 53 ГК РФ, единоличный исполнительный орган юридического лица обязан действовать в интересах этого юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения данной обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) должен возместить убытки, причиненные таким нарушением.
Ответственность руководителя должника является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 Гражданского кодекса РФ.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Для применения гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков на основании ст. 15 ГК РФ необходимо доказать наличие противоправных действий ответчика, факт несения убытков и их размер, причинно-следственную связь между действиями ответчика и наступившими у истца неблагоприятными последствиями.
Недоказанность хотя бы одного из элементов состава правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков.

В соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ “О бухгалтерском учете” (далее – Закон о бухгалтерском учете) ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта.
Действующим налоговым законодательством предусмотрена обязанность юридического лица предоставлять налоговые декларации.

Так, согласно п. 5 ст. 174 НК РФ налогоплательщики (в том числе являющиеся налоговыми агентами), а также лица, указанные в п. 5 ст. 173 настоящего Кодекса, обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию по установленному формату в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота в срок не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой.

В соответствии со ст. ст. 146, 171, 172, 173, 176 НК РФ положительная разница, образовавшаяся в результате превышения суммы налоговых вычетов над суммами налога, исчисленного по облагаемым операциям, подлежит возмещению налогоплательщику из бюджета при условии подачи им налоговой декларации до истечения трехлетнего срока.

Таким образом, возмещение НДС осуществляется путем подачи налоговой декларации; действующим законодательством предусмотрена обязанность юридических лиц подавать налоговые декларации.

В акте налоговой проверки от 18.01.2017 отражено, что юридическое лицо налоговую декларацию по НДС за 4 квартал 2014 г., срок представления которой был не позднее 20.01.2015, представило 28.09.2016; заявило налоговые вычеты на сумму 7 435 927 руб., сославшись на счета-фактуры, датированные периодом с 2003 по 2011 гг.; в установленный срок право на вычет не заявило, счета-фактуры на указанную сумму не представило.
На основании данного акта налоговой проверки налоговым органом вынесено решение от 13.03.2017 N 13-29/10169, в котором указано на неправомерность заявления налоговых вычетов в сумме 7 435 927 руб., в связи с отсутствием документального подтверждения (непредставлением в ходе проверки книги покупок и книги продаж, счетов-фактур, первичных документов, подтверждающих выполнение работ (оказание услуг), регистров учета, подтверждающих оприходование полученных товаров (работ, услуг), юридическое лицо привлечено к ответственности в виде наложения штрафа в размере 1 000 руб., в связи с нарушением срока представления декларации по НДС.

В обоснование заявленных требований, конкурсный управляющий указал, что бывшими руководителями должника не передано ни одного первичного документа, подтверждающего заявленные вычеты (счета-фактуры и пр.), ссылаясь на акт приема-передачи должником документов от 28.01.2016, а также возбуждение исполнительного производства N 165682/16/50023 об истребовании документов у последнего генерального директора.
Согласно справке ИФНС России N 6 по г. Москве от 31.10.2016 N 14-10/000192 в период с 15.12.2011 по 03.12.2015 юридическое лицо декларации по НДС с заявленными суммами к возмещению из бюджета не представляло.

В качестве основания для отказа в удовлетворении заявления о взыскания убытков арбитражный управляющий указывает на возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты прав должника (взыскание дебиторской задолженности).

Данный довод обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции, исходя из разъяснений, данных в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”, о том, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Верховным Судом РФ в Определении от 23.01.2017 N 307-ЭС15-19016 по делу N А56-12248/2013, удовлетворение иска должника к дебитору и возбуждение исполнительного производства не препятствует взысканию убытков с бывших руководителей должника.

Наличие НДС к возмещению подтверждается данными представленной в материалы дела бухгалтерской отчетности юридического лица за 6 месяцев 2010 г., за 12 месяцев 2011 г., за 9 месяцев 2012 г., бухгалтерскими балансами за 3 месяца 2009 г., за 9 месяцев 2010 г., которые подготавливались, подписывались и подавались в налоговую инспекцию бывшими руководителями должника.

В связи с чем, суды пришли к обоснованному выводу о том, что бывшие руководители юридического лица не приняли мер по возмещению НДС, бездействовали, что привело к причинению должнику имущественного вреда. Основания для обратного вывода из материалов дела не следуют.

Согласно п. 1 и 2 ст. 11 Закона о бухгалтерском учете активы и обязательства подлежат инвентаризации. При инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

Согласно п. 3 ст. 11 Закона о бухгалтерском учете случаи, сроки и порядок проведения инвентаризации, а также перечень объектов, подлежащих инвентаризации, определяются экономическим субъектом, за исключением обязательного проведения инвентаризации. Обязательное проведение инвентаризации устанавливается законодательством Российской Федерации, федеральными и отраслевыми стандартами.

Согласно п. 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, проведение инвентаризации обязательно при смене материально-ответственных лиц.
Руководитель организации является материально-ответственным лицом в соответствии со ст. 277 ТК РФ.

В пунктах 26, 28 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ установлено, что целью инвентаризации имущества является не только определение фактического наличия имущества юридического лица, но и обеспечение достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности путем сопоставления сведений о фактическом наличии имущества со сведениями регистров бухгалтерского учета, для установления расхождений в виде недостачи или излишков.

В силу п. 1.3 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обстоятельств, утвержденных приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49, инвентаризации подлежит все имущество организации независимо от его места нахождения и все виды финансовых обязательств.

Таким образом, при смене руководителя юридического лица новый руководитель обязан осуществить мероприятия по проведению инвентаризации имущества.

Более того, в соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 5 Федерального закона “Об аудиторской деятельности” организация подлежит обязательному аудиту, если сумма активов бухгалтерского баланса по состоянию на конец года, предшествовавшего отчетному, превышает: 20 миллионов рублей (в редакции закона до 01.07.2010); 60 миллионов рублей (в редакции закона, действующей с 1.07.2010).

Как установлено судами и следует из материалов дела, юридическое лицо относится к данной категории организаций, т.к. размер активов составлял на 30.06.2010 – 59 374 тыс. руб.; на 31.12.2011 – 63 797 тыс. руб.; на 30.09.2012 – 63 991 тыс. руб.

Из изложенного следует, что руководители юридического лица обязаны были проводить аудит, однако бездействовали.
Бывшие руководители должника не выполнили указанные обязанности, не выполнили инвентаризации и обязательный аудит, не выявили принадлежащее юридическому лицу имущество. Следовательно, правомерно утверждение конкурсного управляющего о том, что они не вправе ссылаться на отсутствие осведомленности (например, о наличии переплаты по налогам и пр.) как на основание для освобождения от гражданско-правовой ответственности.

В качестве основания для отказа в удовлетворении заявления о взыскании убытков, причиненных бывшими руководителями должника в связи с непринятием мер по взысканию дебиторской задолженности, арбитражный управляющий указывает на отсутствие доказательств перечисления денежных средств по представленным договорам.

Между тем в материалы настоящего обособленного спора конкурсным управляющим представлены расширенные банковские выписки по счетам должника, содержащие сведения о перечисления денежных средств в рамках договоров, по которым образовалась дебиторская задолженность юридического лица.

Выпиской по банковскому счету в АО “***** Банк” подтверждается перечисление денежных средств в пользу дебиторов должника: 16.05.2007 в адрес *** – 158 891 руб. 45 коп., 31.07.2007 в адрес ООО “****” – 75 000 руб.; 20.08.2007 в адрес ООО *** – 207 500 руб., 20.08.2007 в адрес ООО ****** – 219 000 руб., 09.04.2009 в адрес ОАО **** 20 759 руб. 50 коп., 17.04.2009 в адрес ОАО ********* – 2 412 018 руб. 18 коп., 05.08.2009 в адрес ООО ******* – 450 000 руб.

В решении ИФНС России N 6 по г. Москве от 16.05.2016 N 345 об отказе в осуществлении возврата переплаты по налогам указаны даты перечислений денежных средств, в которые возникла переплата – 01.01.2008-12.02.2009, 30.03.2015, т.е. в период исполнения ответчиками обязанностей руководителя юридического лица.

Сведения о платежах содержатся в выписках по банковским счетам юридического лица.

Из изложенного следует, что бывшим руководителям должника было известно о возникновении переплаты по налогам, однако, не были предприняты меры, направленные на ее возвращение.

Суды пришли к выводу, что юридическое лицо имело правовые основания для возврата переплаты по налогам и пеням, исходя из следующего.

Согласно п. 6 ст. 78 НК РФ (зачет или возврат сумм излишне уплаченных налога, сбора, пеней, штрафа) сумма излишне уплаченного налога подлежит возврату по письменному заявлению налогоплательщика в течение одного месяца со дня получения налоговым органом такого заявления.

Согласно п. 7 ст. 78 НК РФ заявление о зачете или о возврате суммы излишне уплаченного налога может быть подано в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

При этом у юридического лица имелась переплата по налогам и пеням, что подтверждается решением ИФНС России N 6 по г. Москве от 18.04.2016 N 242, названным решением ИФНС России N 6 по г. Москве от 16.05.2016 N 345.
Образование переплаты по налогам и пеням, кроме того, подтверждается также выписками по банковским счетам юридического лица: даты образования переплаты, указанные в решении налоговой инстанции, соответствуют датам соответствующих платежей.

Арбитражный управляющий указывает на возможность восстановления срока на возврат переплаты по налогам и сборам.
Юридическое лицо самостоятельно производит перечисление денежных средств в бюджет, самостоятельно получает сведения о наличии у него переплаты по налогам, представляет уточненные налоговые декларации и формирует финансовые результаты; смена руководителя юридического лица (утверждение конкурсного управляющего), получение конкурсным управляющим сведений о наличии переплаты не является основанием для восстановления срока на ее возврат, не может служить основанием для восстановления срока на возврат переплаты по налогам.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.
Согласно статье 71 Федерального закона “Об акционерных обществах” единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), а равно управляющая организация при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица” лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган – директор, генеральный директор и т.д.), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Суд апелляционной инстанции признал обоснованным утверждение конкурсного управляющего о том, что в условиях, когда общество имеет возможность возместить НДС, возвратить переплату по налогам, взыскать дебиторскую задолженность, осуществление указанных мероприятий соответствует интересам юридического лица, а их выполнение является не правом, а обязанностью руководителя общества.

Бывшими генеральными директорами было заявлено о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности на обращение в суд с настоящим заявлением.

Отклоняя данный довод ответчиков, суды обоснованно исходили из следующего.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Таким образом, ответчики должны доказать обстоятельства, свидетельствующие об истечении срока исковой давности.
Согласно абз. 2 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

Так как требование о взыскании убытков предъявлено юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется с момента, когда юридическое лицо в лице конкурсного управляющего получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Начало исчисления срока исковой давности определяется следующими обстоятельствами: а) либо получение реальной возможности у конкурсного управляющего узнать о нарушениях; б) либо установление факта, что контролирующий акционер узнал или должен был узнать о нарушении.

Конкурсный управляющий юридического лица узнал о допущенных нарушениях после даты его утверждения. Ответчики не представили доказательств, свидетельствующих о том, что контролирующий акционер узнал или должен был узнать о нарушении.
Правовая позиция, в соответствии с которой исковая давность начинает течь только с того момента, когда контролирующий акционер узнал или должен был узнать о нарушении, изложена в Определении В РФ от 26.08.2016 N 305-ЭС16-3884 по делу N А41-8876/2015: для исчисления срока исковой давности по такому требованию имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

Иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки с заинтересованностью скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь, что противоречит сути законодательного регулирования отношений, касающихся одобрения сделок с заинтересованностью, направленных на предотвращение конфликта интересов между органами управления и участниками хозяйственных обществ.

Вина в действиях (бездействиях) бывших руководителей юридического лица выражается в непринятии ими объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий (бездействий), диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.04.2011 N 15201/10 по делу N А76-41499/2009-15-756/129, по иску о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями единоличного исполнительного органа, обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности единоличном исполнительном органе. Согласно статье 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанций, оценив по правилам ст. 71 АПК РФ собранные по делу доказательства, пришли к обоснованному выводу о наличии доказательств противоправности поведения ответчиков, причинно-следственной связи между допущенными нарушениями (неисполнением или ненадлежащим исполнением ответчиками обязанностей руководителей должника), наличие убытков и их размер, в связи с чем правомерно удовлетворили требование конкурсного управляющего в полном объеме.

Логотип арбитражных юристов

Related Posts